Это будет интересно олимпиадникам! Новый рассказ в рубрике «Я – писатель»

1057
0

Элина Сивак

2020-01-17

Об авторе: Элина Сивак, для своих – Эля. Мне 19 лет, хотя в душе 17 (придерживаюсь советов Рэя Брэдбери и Артюра Рембо, ведь «в 17 лет серьёзность не к лицу»). Говорят, что читать я научилась раньше, чем говорить и писать. Поэтому «болею» литературой. Для меня слова и творчество – это то, что помогает выжить и сбежать от рутины.


Олимпийское спокойствие 

Это повторяется из года в год. Каждый раз, как первый. Ты приходишь домой, усталый и хмурый. Сидишь за стопкой книг, стараясь вбить в память каждое слово, пока тебя не гонят спать родители. Не можешь долгое время уснуть в ожидании завтрашнего решающего дня. Судный день, как его любят называть некоторые. Или попросту Олимпиада.

Тимка привык к этому. Ещё с самого детства почувствовал настрой идти до конца всегда и во всём. Никогда не сдаваться на достигнутом. Только вот есть одно небольшое «но», которое постоянно мешает. Не только ему. Нам всем. И называется оно – неуверенность в себе. Этакий червячок, живущий в глубине и просыпающийся внезапно. До боли знакомое и неприятное чувство, приносящее с собой постоянные страхи, нерешительность и ненужное напряжение. Неумение вовремя собраться с мыслями и успокоиться. Это всегда приводит к нестабильности и колебаниям.

Только вот для сомнений не осталось времени. Всё решится уже сегодня. Больше не будет никаких «остался месяц, две недели, завтра…» Сегодня наступило. И оно ждёт!


* * *

Мальчик медленно идёт по коридору, битком набитому незнакомыми людьми. Всё вокруг кажется чужим и другим. Замечает в толпе знакомые лица и незаметно для себя приободряется. Навстречу ему идут его верные друзья, а также человек, без которого он уж точно не смог получить и половины всех своих медалей и наград – его наставник, которого он с любовью называет учителем жизни. У слова «учитель» ведь много значений: он может обозначать как и преподавателя, так и идейного руководителя. Но по-настоящему счастлив тот, кто имеет не просто учителя, а лучшего друга, советчика и направляющего по дороге жизни.

Именно в такие моменты Тимка понимает простую человеческую истину: помимо знаний, выдержки, соперничества, олимпиада даёт и другое. Наверное, самое приятное – поддержку. От слов друзей, одноклассников на душе становится теплее и комфортнее. Практически исчезает скованность, а на лице появляется улыбка. Но самая главная битва – битва с собой – ещё впереди.

Сделать первый шаг – вот что самое сложное. Это тот момент, когда ты понимаешь, что одно лишь мгновение и ты будешь искать своё место в кабинете, не спеша раскладывать вещи, делая вид, что абсолютно спокоен. А там, за этой дверью, останутся люди, которые тоже будут переживать также сильно, как и ты (а иногда сильнее). Поэтому не всегда сразу удаётся переключиться с одного состояния на другое. А в этот раз и подавно.

Тим набрал как можно больше воздуха и всё-таки, не долго думая, зашёл. Внезапно столкнулся с осознанием того, что не помнит, как все происходило в прошлом году. Они садились, как хотели? Или по номерам? Быстро выбежал и внимательно проглядел список участников. Он красовался под цифрой 11. Снова зашёл, игнорируя отрицательные мысли, что возвращаться – плохая примета. Наверное, примета действительно плохая, потому что 11 номера на парте не оказалось. Значит, не по номерам, решил он и занял первое попавшееся свободное место. А зря. Потому что место было не его. И садились они по номерам. 

Когда же правда вскрылась, выяснилось, что 11 номера нет, зато есть несуществующий двенадцатый. Эта двухминутная задержка наложила свой отпечаток – сразу в голову начали лезть мысли, что, если всё сначала идёт не так, как надо, что же будет дальше? И уже тут ненавистное чувство начало брать верх.    

Последние минуты… Самые длинные, почему-то самые запоминающиеся. Говорят, меньше волнуешься, если смотришь в окно и думаешь о чём-то другом. Хоть это и слабо получается, но можно перенести своё внимание на минуту. Обычно перед олимпиадой осенью всегда такая погода: вроде и пасмурно, сыро, но и свежо, приятно. Сразу представляешь, как через несколько часов почувствуешь вкус свободы, будешь идти по этой дорожке домой, чтобы скорее поделиться пережитым. Подмечаешь мелкие детали, которые раньше не замечал: вот здесь новое дерево посадили, ещё совсем молодое и непривыкшее к жизни. Совсем как Тим. А там когда-то давно они ходили за листьями для лабораторной по биологии. От приятных воспоминаний мальчика отвлёк строгий голос проверяющего: олимпиада началась. И, наконец, когда с формальностями вроде подписания тетради и черновика, пожелания удачи от председателей закончено, можно увидеть то, к чему ты так долго готовился.

Однако не тут-то было. Совершенно расслабившись, Тим перепутал черновик с чистовиком и подписал и тот, и другой. Это, конечно, несерьёзно и несмертельно: из черновика можно просто вырвать использованные листки, вложить их в работу, а которую не надо было подписывать тетрадь забрать себе. Но это снова выбивает из колеи и заставляет думать, что всё должно быть по-другому. Благополучнее, что ли.

Раздают задания. Первым стихотворения к отзыву. В голове быстро проскальзывают Ахматова, Блок, Пушкин, Есенин, стараясь всё больше остаться в памяти. Вспоминаются какие-то отрывочные строчки, цитаты, факты из биографии. Кажется, что голова разрывается от количества полученной информации и ждёт её применения. Однако этому не суждено сбыться: на листке напечатано небольшое стихотворение, а вверху надпись c инициалами неизвестной Ч. де Габриак. Жизнь всегда полна сюрпризов и неожиданных моментов, в этом её назначение и радость, но почему-то в такие моменты сразу теряешься и не можешь придумать выход из сложившейся ситуации, кроме её принятия. Тимофей просто отложил в сторону коварную Габриак и сконцентрировался на заданиях по русскому языку и литературе (она же лингвистика), понимая, что на отзыве уже не выиграть. Вдумчиво, несколько раз прочитал задания. Снова западня! На редкость попались самые трудные и заковыристые задания, и даже любимая литература никак не спасала, а заставляла серьёзно задуматься и искать ответ всеми возможными способами. К примеру, нужно было перевести словенскую пословицу на русский язык. Мало того, что перевести, так ещё и похожую пословицу в русском найти. Словенский язык Тим не знал и даже подумать не мог, что его нужно знать, зато отлично ориентировался в литературных течениях Серебряного века: символизме, футуризме, акмеизме. Однако расположить названия произведений и определить течения, к которым они относятся, да ещё и автора оказалось непосильной задачей для такого смышлёного мальчика, хотя некоторые всё же были знакомыми и легко угадывались. Что делать? Что делать? Что делать? – в сознании судорожно проносился вопрос, который давным-давно задал Чернышевский в своём знаменитом произведении, как мы видим, он же актуален и сейчас.

класс русского языка и литературы

Тим на 2 минуты отвлёкся и огляделся вокруг. От сильного напряжения голова немного гудела, нужно было непременно сделать передышку. Посмотрел по сторонам. Интересная картина: кто-то с опаской поглядывает на часы, кто-то задумчиво в потолок, кто-то постоянно что-то исправляет на черновике. Все такие разные. Но объединяет одно: все усиленно думают и чего-то не знают. Например, ту же пословицу на словенском. А преимущество состоит в том, насколько сильно ты выкладываешься. Нужно приложить максимум сил и усилий, работать в полную силу, тогда все получится. Потом ведь будет обидно, что просто не дописал то, до чего так легко можно было догадаться. С этими мыслями мальчик начал с едва заметной спешкой (отзыв ещё!) делать задания, стараясь каждому уделить пристальное внимание и оформить лучшим образом. Когда же со злополучными заданиями было покончено, времени осталось не так-то много. Отзыв ждал.

Медленно перечитал стихотворение, расшифровывая смысл каждой строки и вырисовывая картинку у себя в голове. Девушка, воспитанная на французской и итальянской литературе, читает книгу, сидя в парке на скамейке вечером, когда закатные лучи солнца прощаются со всем окружающим миром и отражаются в её души строчками сонетов. Может быть, это любовная лирика? Может быть, это про признание поэта и про то, как поэзия воздействует на людей? Сразу определить очень сложно, но даже перечитывание несколько раз ничего не даёт. Что-то не складывается, что-то отталкивает мальчика от мыслей, что-то в стихотворении не так. Понять бы ещё что. Только потом окажется, что таинственная Ч. де Габриак – скрывающаяся русская поэтесса Елизавета Дмитриева под псевдонимом Черубина и прославившая себя мистификациями, одной из которых и являлось данное стихотворение. Мальчик прекрасно знал все это, однако с Габриак связать так и не сумел. 

А время идёт, медленно и одновременно быстро, жестокое и безразличное ко всему. Не стоит забывать, что это ещё не всё. Впереди – самое сложное. Ненавистное устное высказывание. Ненавистное, потому что не боятся его, наверное, люди, уверенные в себе и своих силах, что точно было не про Тима. Это этап, где самый главный страх просыпается и вылезает наружу, сковывает все тело и пытается завладеть разумом…

Олимпиада в школе - школьники выполняют задания

Не отвлекаться! Писать и писать, грамотно и точно формулируя мысли. Писать так, как воспринимаешь. Вкладывать в слова то, что чувствуешь. Доносить до читателя свои мысли. Быть искренним. Следуя этим небольшим и простым правилам, Тимка наконец-то справился с отзывом и оторвал взгляд, прикованный исключительно к тетрадке. Класс заметно опустел, лишь пару человек старательно переписывали что-либо, додумывали или просто перепроверяли свои работы. Глубоко вздохнув от напряжённой работы, ещё раз все внимательно просмотрел. Аккуратно сложил вещи, сдал работы, в которых уже нельзя внести изменения и исправления. Первый этап пройден. Остался второй.

Выходя из кабинета, попал в объятия друзей, в глазах которых так и читался вопрос о том, как все прошло, а ещё настоящая гордость за то, что всё выдержал. Но это все потом. Потом, когда самая конечная цель будет достигнута.

Экзаменационные билеты на столе

Тим заходит в кабинет, старается не смотреть на злополучные билеты, и сразу же чувствует напряжение. Ощущает холод и полное отторжение, но не сдаётся и не сбегает. Берет первый попавшийся в поле зрения. Тема про народный театр. На ум приходит слово «батлейка». И больше ничего. Вторая тема про культуру речи. Уже лучше, хотя тоже сложно, уже готовится карандаш, чтобы приступить, как невольно взгляд перемещается на третью… Сердце мальчика замирает. «Кому из авторов современной литературы вы бы присудили Нобелевскую премию и почему?» Вопрос подростку, выросшему на классической и зарубежной литературе, перечитавшего в детстве всего Шекспира и Пушкина, но питавшему особое чувство к современному творчеству. Трудно сказать, был ли человек, который смог ответить на это лучше Тимы. Карандаш быстро исписывает бумагу, заученные из-за нескольких прочтений цитаты появляются на строчках, а мысли судорожно собираются во что-то единое. Последнее слово. Всё. Даже остаётся время, чтобы подготовиться к выступлению, но Тиму это не нужно. Он знает, что справится.

Постскриптум, или вместо окончания

На полке стоит заветный диплом третьей степени. Да, не первый. Но так ли это важно? Куда важнее вкус победы над собой, может быть маленькой победы, но победы. Куда важнее вспоминать, как казавшееся таким страшным и непосильным испытание стало тебе по плечам. Куда важнее знать, что страх внутри тебя проиграл.

Присоединяйся к нам в FacebookВКTelegram и будь в курсе свежих новостей!  

Комментарии